Кладбищенский обжора

КАЖДЫЙ СХОДИТ С УМА ПО-СВОЕМУ
Иркутский каннибал
Иркутский каннибал взят под стражу

В этот день в местное отделение милиции пришла пожилая женщина. В руках у нее был целлофановый пакет, в котором находился газетный сверток.

Как рассказывали очевидцы, женщина долго мялась в дежурной части, не решаясь обратиться к милиционерам. В конце концов обратилась и попросила направить ее к какому-нибудь следователю. На вопросы дежурных о цели визита не отвечала.

Был выходной день, и ее провели к дежурному следователю.

— У меня есть сын. Ему 30 лет, и вот уже несколько лет с ним стало твориться что-то странное, — рассказывала женщина милиционеру. — Раньше мы жили в Иркутске. Потом квартиру там продали и переехали сюда.

В Иркутске сын работал на заводе токарем, а когда перебрались сюда, некоторое время проработал автомехаником в мастерской, потом работу вообще бросил. Еще в Иркутске я стала замечать, что сын связался то ли с компанией сумасшедших, то ли у него самого «крыша съехала».

Несколько лет назад он стал вести странные речи. О том, что есть древние африканские учения, которые позволяют достичь бессмертия. Для этого нужно… питаться человеческим мозгом и человеческим мясом. Я надеялась, что когда мы уедем из Иркутска, его бред прекратится, но нет, и здесь продолжается то же самое. Милиционер вежливо выслушал обеспокоенную мать, однако заметил, что такого рода «странности» дело не милиции, а скорее врачей-психиатров. Мол, каждый может сходить с ума по-своему, но пока ничего противозаконного не происходит — милиция тут ни при чем.

—То-то и оно, что, видимо, происходит, — как-то испуганно прошептала женщина.

И рассказала следующее. Уволившись из автосервиса, ее сын долгое время нигде не работал. Жить им приходилось только на пенсию матери.

А совсем недавно сын арендовал место на рынке и вот уже три дня торгует там каким-то мясом. Причем, по словам женщины, мясом очень странным и не очень свежим, с явным «душком». На вопросы матери, откуда он его берет, сын отвечал, что ему с оказией передают товар бывшие друзья из Иркутска.

Он торгует и забирает себе «процент с оборота». И действительно, в самые последние дни у сына появи.лись какие-то деньги, а буквально вчера он принес домой кусок мяса, которым торговал на рынке. Сын сказал, что это «для дома», и попросил мать приготовить что-нибудь.

—Сегодня утром он ушел на рынок, а я сразу к вам, — закончила свой рассказ женщина. — Я всякое мясо в жизни видела, но это, — женщина развернула сверток, — ни на какое не похоже. Не нравится мне это, если учесть «бзики» моего сына. Ну те, насчет человеческого мяса и человеческого мозга, которыми нужно питаться.

Услышав это, капитан-следователь вздрогнул. И как-то сразу поверил странной посетительнице. Но в Ч., как и в большинстве российских провинциальных городков, своей лаборатории судебно-медицинской эксперти.зы не было. Поэтому кусок странного мяса был положен в холодильник и буквально на следующий день отправлен в Иркутск в лабораторию на анализ. А матери милиционер посоветовал вести себя с сыном поосторожней, не перечить ему и наблюдать за поведением.

Если что-то необычное увидит — тут же звонить в милицию.

На следующий день, когда мясо везли на экспертизу в Иркутск, местные милиционеры и сотрудники рынка под благовидным предлогом — отсутствие санитарной книжки, необходимой для любого продавца, торговлю сына на рынке прикрыли, а весь его товар — такое же «странное мясо» — поместили в холодный погреб при рынке. Расчет был верным — ранее, чем за неделю, сын оформить санитарную книжку не сможет, а за это время из Иркутска придут результаты экспертизы.

«Результаты» эти действительно пришли через неделю и… не они одни. Эти результаты привезла в городок целая следственная бригада, которая была срочно направлена в Ч. Иркутской областной прокуратурой. Причины тому были более чем веские. Присланное на экспертизу мясо оказалось человеческим. И принадлежало оно человеку, умершему, как минимум, за три дня до продажи.

КЛАДБИЩЕНСКИЙ ОБЖОРА

Январские ночи в Сибири очень-очень холодные. Поэтому, собираясь на очередное дело, он тихо, чтобы, не дай бог, не разбудить спящую в соседней комнате мать, надел два свитера, двое теплых штанов, тулуп и теплую шапку. Потом тихо вышел из квартиры, прикрыв за собой дверь. Спустился в подвал обычной хрущевской пятиэтажки, где жили они с матерью. Ключи от подвала он давно уже подобрал. Открыл дверь и прихватил заботливо завернутые в дерюгу заступ и лопату. Ночь предстояла долгая и хлопотная, но ведь… бессмертие того стоит.

Еще вчера, «дежуря» на городском кладбище, он увидел похоронную процессию. В свежевырытую могилу опускали гроб. Кого хоронили, он не знал, так как близко подходить боялся. Да это было и не важно.

До кладбища было полчаса ходу, но ему потребовалось больше времени, так как выходить на освещенные улицы он не рисковал во избежание встречи с пусть и редкими, но серьезно настроенными милицейскими патрулями. Поэтому добираться приходилось дворами и огородами.

В конце концов до кладбища он дошел. Сориентировался в темноте и, несмотря на снег, нашел-таки ту свежую могилу, которую приглядел вчера.

Теперь предстояло самое трудное. На сибирском морозе даже свежевырытая земля схватывается мгновенно, и ему предстояло несколько часов активно орудовать заступом и лопатой, чтобы добраться до гроба.

Было уже четыре часа утра, когда лопата стукнула о дерево. Расчистив крышку гроба, он поднял ее. В гробу лежал покойник — мужчина лет пятидесяти.

Он выволок мертвеца из могилы и достал из-за пояса топор. Сначала некрофил отрубил покойнику руки и ноги. Все это он заботливо обернул в полиэтилен и сложил в припасенный рюкзак. А теперь предстояло самое главное.

Кладбищенский обжора
Могила, оскверненная каннибалом

Он с одного удара топором отрубил покойнику голову. Со своей страшной ношей некрофил отошел к ближайшей каменной плите и ударом обуха раскроил череп. Достал из рюкзака большую консервную банку и столовую ложку и заботливо, стараясь не потерять ни капли, стал выскребать из разбитого черепа человеческий мозг.

Выскреб, сложил в банку и тут же, около раскуроченной могилы, развел небольшой костер. Благо, сушняка на кладбище хватало, а бензин он принес с собой. Когда огонь разгорелся, некрофил поставил на него консервную банку и стал разогревать находящиеся в ней сероватые куски с кровавыми прожилками.

Тряпкой вынул банку из огня, чуть остудил варево и… той же ложкой стал его поедать. Было невкусно, даже противно, но именно так написано в книгах про обычай одного из диких африканских племен. Для того чтобы обрести бессмертие, нужно есть не только человеческое мясо, но и человеческий мозг, А книге этой он верил.

«Позавтракав», вандал собрал инструменты, остатки трупа сбросил в гроб и закрыл крышкой. Могилу кое-как забросал землей — снег должен был скрыть следы вандализма. Потом заботливо загасил костер и, надев на спину рюкзак с отрубленными у трупа конечностями, также осторожно, огородами и дворами, двинулся домой.

Перед тем как войти в квартиру, он зашел в подвал. Положил инструменты, достал фонарик и при его свете разделал руки и ноги трупа. Кости и остатки одежды сложил в заботливо вырытую в полу подвала яму и сверху навалил разный хлам.

В подвале было не теплее, чем на улице, поэтому запаха гниения он мог не бояться. Мясо тоже сложил в пакет и оставил в под.вале. Завтра он понесет его на рынок. А матери скажет, что «друзья из Иркутска» прислали порцию товара на реализацию…

Все это задержанный 30-летний Виктор К. рассказал следователям на следующий день после того, как из Иркутска прибыла следственная бри.гада со страшными результатами экспертизы.

Его слова полностью подтвердились. На кладбище были найдены две разрытые могилы с обрубками человеческих тел. А в подвале дома — яма с костями и тряпками. Сейчас каннибалу предстоит психиатрическая эк.спертиза, которая и определит его дальнейшую судьбу.

События, описанные выше произошли в городе Черемхово Иркутской области.

В Иркутской области пойман каннибал, продававший трупы на рынке

В Черемхово задержан душевнобольной каннибал

15.02.2005

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *